Мини чат
Последние фотографии
Есть нет доступных фотографий в галерее, которая может быть отображена.
Авторизация



Поиск
Наша группа В контакте

PostHeaderIcon Охота на утку

Охота весной

Наиболее интересна спортивная охота на уток весной, когда селезни хорошо идут на крик манной, так называемой подсадной, или круговой, утки. Этот способ охоты практикуется в нашей стране уже давно. Выведены особые породы подсадных уток, из которых особенно славятся «тульские». Лучшее время для их приобретения — конец сентября — начало октября, т.е. то время, когда уже проведена отбраковка негодных уток и на зиму оставлены только хорошие. Выбирая утку, следует обращать внимание не только на ее внешний вид — она должна быть некрупной, «подбористой» и не отличаться по цвету пера от дикой утки,— но главным образом на ее голос. Хорошая подсадная должна обладать высоким, звонким голосом без хрипоты. Утки с хриплым голосом никуда не годятся. Следует также остерегаться брать утку, излишне много кричащую. Такая утка («граммофон») не добычлива. Хорошая подсадная не кричит без умолку, а покрякивает время от времени, но зато, когда заслышит или увидит селезня, начинает азартно кричать, как говорят охотники, «в осадку» до тех пор, пока селезень или не подсядет к ней, или не скроется из глаз.

Лучше всего приобрести двух уток и селезня. Содержать их следует в сарае, соблюдая чистоту. Кормить утку надо так, чтобы она не была голодна, но нельзя ее и закармливать. Норма, принятая в охотхозяйствах, — 250 граммов корма на одну утку в день при содержании взаперти. В сезон, когда птица выпускается на воду, норма сокращается наполовину.

Помимо правильного кормления, необходимо, чтобы утка привыкла к хозяину. Для этого он должен кормить ее сам, приучая идти на зов, и брать на руки. Постепенно утка узнает голос хозяина, перестанет его бояться и будет спокойно даваться в руки.

С наступлением теплых дней надо приучать уток к ногавке. Ногавка должна плотно охватывать ножку утки, но не сдавливать ее. В противном случае утка будет стараться освободиться от ногавки и не будет кричать. Когда утка привыкнет к кожаному колечку на ноге и перестанет его расклевывать, привязав к ногавке бечевку, сажают утку на лужу и прикрепляют другой конец бечевки к колышку, вбитому в землю. Весной необходимо пускать утку почаще на воду, чтобы она имела возможность хорошенько покупаться и почиститься — только «чистая» утка сможет хорошо работать. Известно много случаев, когда утки, не бывшие до охоты на воде, не только не кричали, но сначала намокали, а потом, к удивлению охотников, попросту тонули.

Полезно перед охотой отсадить селезня, так чтобы утки только слышали его голос. Если утка кричит неохотно, следует посадить ее на лужу и, когда она начнет кричать, подпустить к ней селезня. После такой подсадки даже плохо кричащая утка кричит более азартно. Следует также приучить утку к выстрелу.
Затраченное на тренировку утки время всегда полностью окупается на охоте — хорошо тренированная утка не будет рваться с ногавки, рискуя вывернуть себе ногу, не будет замолкать после выстрела и испуганно оглядываться по сторонам, охотнику не придется гоняться за ней (иногда безрезультатно), если она случайно сойдет с ногавки, что всегда возможно на охоте.

При дальних поездках, когда подсадные находятся в садке сутки и более, следует, прежде чем идти в шалаш, выпустить их хорошенько прогуляться и отмыться, посадив, конечно, на ногавки.

Надо помнить, что даже очень хорошие утки при неправильном их содержании обычно не кричат в первую зорю, а только купаются и обираются, не обращая никакого внимания на пролетающих селезней.

Чаще всего приходится охотиться с одной подсадной. Если есть вторая, ее держат в запасе, в корзиночке — садке, и высаживают ее на воду, когда первая утка перестала кричать и проявляет признаки усталости. Если же позволяют условия местности, то можно высадить сразу обеих уток, по обе стороны шалаша. Лучше, чтобы они не видели друг друга, тогда они, заслышав селезня, азартно перекликаются.
Перед охотой утку надо накормить, иначе она будет кормиться на воде и не будет кричать.
Подсадную утку привязывают при помощи ногавки на бечевке к вбитому в дно водоема колу, на котором укрепляют деревянный кружок, чтобы утка могла присаживаться для отдыха (отсюда название «круговая утка»). Пускать утку на воду следует осторожно, проверив прочность ногавки. Утку не следует бросать на воду, а, укрепив кол или груз, к которому привязан шнур, осторожно пустить ее.

В случае, если утку приходится высаживать на мелководье с торчащими из воды кочками, нет надобности пользоваться кружком. Утка высаживается прямо на кочку, а бечевка от ногавки привязывается к вбитому в кочку колышку. Предварительно надо очистить кочку и воду вокруг нее от веток, плавающих пучков сухой травы и прочего хлама, чтобы подсадная не могла запутать в них бечевку. Если бечевка запутается, утка, конечно, кричать не будет, а будет рваться, пытаясь освободиться от привязи. Начинающему охотнику надо запомнить правила содержания подсадных уток на привале и во время ночевки на разливах. После окончания охоты утку, привязанную на ногавке к колышку, выпускают на сушу и дают ей корм. Отходить от утки далеко нельзя, так как на нее может напасть ястреб, лисица или другой хищник. На ночь утку следует посадить в садок. В том случае, когда на охоту едут с двумя или большим числом подсадных — их держат в разных садках, т.к. они могут настолько испачкать друг друга, что, выпущенные на воду, долгое время будут молча очищаться и купаться. Перед тем как посадить утку в садок, с нее снимают ногавку и просушивают бечевку.

Для охоты с подсадной уткой ставится шалаш. Желательно строить его из тех материалов, которые имеются на месте охоты: основа шалаша делается из любых ветвей (тальника и др.), покрывают шалаш сухим тростником, травой и т.п. Можно использовать любую материю, окрашенную в защитный цвет, или рогожу, замаскировав их сверху опять-таки сухой травой и тростником. Просветы между ветвями в стенках шалаша затыкают сухой травой, которую также стелят в шалаше, чтобы не сидеть на сырой, холодной земле. Шалаш должен быть по возможности просторным, чтобы охотник мог свободно в нем поворачиваться и, не выставляя концов стволов из шалаша, поднимать и опускать ружье в зависимости от положения подсевшего к утке селезня.


Наиболее удобен шалаш, поставленный на сухом берегу, но чаще приходится устраиваться на влажном и даже топком месте. В этом случае на землю стелят еловый лапник или валежник и устраивают сиденье.

Чтобы определить наиболее подходящее место для постановки шалаша (если нельзя воспользоваться указаниями местных охотников), иногда приходится пожертвовать одним, а то и двумя днями. Надо объехать на лодке разливы и понаблюдать, где больше всего скапливается уток. После спада воды выбрать место для охоты легче, так как утки держатся в более или менее определенных местах. Нырки, как правило, предпочитают более глубокие и открытые водоемы, а кряквы и чирки держатся обычно среди кочкарника в мелких заливах.

Шалаш надо ставить лицом на зорю, чтобы лучше было видно на воде подсаживающихся селезней. Необходимо также учитывать течение воды, которое может быть в больших водоемах, и ставить шалаш, по возможности, так, чтобы убитую птицу прибивало к берегу.

Вместо шалаша можно выкопать яму глубиной до одного метра и примерно того же диаметра. С одной стороны в ней оставляют землю, чтобы она служила сиденьем для охотника. Края ямы маскируют дерном и бурьяном. Следует иметь в виду, что стрельба в лёт весной категорически запрещается, так как можно ошибиться и убить вместо селезня пролетающую над вами утку. Ни в коем случае нельзя также стрелять по стаям уток.
Утку высаживают на расстоянии 10—15 метров от шалаша.

Если при постановке шалаша и высадке утки на воду был использован челнок (или лодка), то его следует отогнать подальше от шалаша и там привязать или вытянуть на берег так, чтобы прибывающая вода не могла его унести. Если же шалаш поставлен на маленьком островке и отогнать лодку нельзя, то надо ее замаскировать, так как иначе селезни, пугаясь стоящей лодки, будут облетать шалаш.

Обычно лёт селезней начинается еще до зари. Одни селезни сразу поворачивают на крик утки, делают большой круг и идут на посадку, другие пролетают мимо, как бы не замечая ее, третьи приближаются к утке не сразу, а садятся на воду вдалеке, некоторое время плавают, осматриваются с опаской и шваркают. Сидящему в шалаше охотнику надо соблюдать неподвижность и стрелять с осмотрительностью, так как вместо селезня можно убить свою утку. Ни в коем случае нельзя стрелять в селезня, сидящего за уткой, то есть на одной с ней линии прицела. Поэтому надо твердо запомнить место, где высажена подсадная (а также и чучела), так как часто случается, что селезень садится в то время, когда еще совсем темно, и сидит совершенно неподвижно, так что разобрать, где селезень, не представляется никакой возможности. Стрелять наудачу нельзя, лучше уж, пошевелившись в шалаше, спугнуть селезня и убить его на подъеме. Однако и в этом случае стрелять можно, только убедившись по звуку голоса, что к шалашу подсел именно селезень, а не утка. Стрелять на большие дистанции (дальше 35 метров) не рекомендуется, так как на таких дистанциях в большинстве случаев селезень будет не убит, а только ранен, раненый же селезень великолепно ныряет, обычно ему удается уйти от охотника, и он погибает напрасно.
С подсадной охотятся главным образом за кряковыми селезнями, но если пустить на воду несколько деревянных или резиновых чучел уток других пород, то можно ожидать присады селезней чирят, шилохвостей и т.п. Если охотник хорошо владеет деревянным манком на крякового селезня, то иногда, если замолчала утка, надо поманить манком, и она подает голос.
В некоторых случаях даже очень хорошие подсадные молчат. Это бывает по разным причинам, например, утка испугалась пролетевшего ястреба или подраненного трепыхающегося на воде селезня. Поэтому раненого селезня следует немедленно дострелить, чтобы он не бился. На убитого живые не обращают внимания, почему и нет надобности вылезать из шалаша за каждым убитым селезнем. Их собирают после окончания охоты. Другое дело, если будет убит бросившийся на утку пернатый хищник, — его следует немедленно убрать, так как, пока он лежит на воде, утка кричать не будет, а селезни, даже если бы утка и кричала, будут облетать шалаш.

Охота из шалаша на чирков производится с соответствующими резиновыми или деревянными чучелами. Шалаш ставится около небольшого залитого водой болота или на берегу водоема, где по краям зеркала воды разбросаны кочки и торчат стебли прошлогодней осоки. Подманивать чирков можно специальным манком. Некоторые охотники умеют, приложив губы к основанию большого пальца руки, издавать звук, точно воспроизводящий высокий голос чирковой уточки.
Пользоваться манком можно только после того, как он будет налажен (настроен) на крик дикой утки. Сделать это очень нетрудно, если на заре внимательно прослушать этот крик. Ненастроенный манок будет только отпугивать селезней, а не приманивать их к чучелам. Это относится также и к манке губами. Если манить правильно почему-либо не удается, лучше совсем не манить, селезень и так, заметив чучела, подсядет к ним при условии, что они правильно поставлены. Лучшее время для охоты с манком — конец сезона весенней охоты. Иногда в это время чирковый селезень садится к чучелам, даже не обращая внимания на фальшивый звук манка. Не следует забывать, что кряковые селезни более осторожны, чем чирковые, и сразу улавливают малейшую фальшь в звуке манка.

При охоте с чучелами на полыньях Сев. Двины рекомендуется интересный способ установки чучел при отсутствии лодки. Несколько чучел скрепляется на бечевке с интервалами в один-полтора метра. На днище деревянного (первого) чучела укрепляется кольцо, к которому привязывается вощеная бечевка длиной 30—40 метров. По этой бечевке на кольце свободно передвигается якорек весом 300 г. Другой, свободный конец бечевки привязывается к колу или кусту на берегу. Подогнав якорек с кольцом к середине бечевки, охотник кидает его в воду на расстояние, которое позволяет длина бечевки. Якорек опускается на дно. Спустив на воду чучела, охотник тянет за конец бечевки, привязанный на берегу, и выводит этим чучела на воду на расстояние 15—20 м от шалаша.
Рекомендуют выставлять штуки три чучел самок кряквы, а также несколько самцов гоголей, так как на севере они летят вместе с кряквой.

При пользовании деревянными чучелами, которые делаются полыми, следует их просушивать после каждой охоты, а, пуская на воду, тщательно проверять, не образовались ли в них щели. Если в чучело через образовавшуюся щель просочится вода, оно будет плавать, накренившись или опустив голову либо хвост в воду. При таком положении чучел селезни к ним не подсаживаются, поэтому такие чучела надо немедленно ремонтировать.

При очень ветреной погоде, в особенности на больших открытых водоемах, охотиться с чучелами плохо, так как волны будут опрокидывать чучела кверху дном. Приходится поминутно выходить из шалаша, садиться в лодку и ехать поправлять их. Поэтому в ветреную погоду надо найти на водоеме защищенное от ветра место и в таком месте ставить шалаш. Можно рекомендовать также ходовую охоту с подсадной уткой. В конце весеннего сезона охоты можно пройти по берегу лесной речки или небольшого озера и, выбрав подходящее место, подготовить себе засаду в кустах, вырубив топориком несколько ветвей. После этого выпустить на воду подсадную и ждать пролета селезней. Подманив одного, переменить место, пройдя дальше, насколько позволяют условия местности. Такая охота может продолжаться весь день.

Охотники, живущие в районах, где весной разливаются реки, пользуются челноками для охоты с подсадной. Челнок очень удобен для передвижения на охоте, кроме того, в него можно погрузить все необходимое для весенней охоты на воде: теплую одежду, провизию, топор, котелок и т. п., не говоря уже о корзине с подсадными, о ружье и патронах. На челноке можно укрепить к бортам ветви березы и, замаскировавшись лапником или тростником, соорудить подвижной шалаш или же установить между затопленными разливом кустами большой шалаш, куда вдвинуть челнок, укрепив его при помощи шестов или кольев. Подсадных уток выпускают на шнурах здесь же недалеко от шалаша.

Охота в конце лета

Охота по перу разрешается в августе. Начало охоты на уток должно зависеть от времени подъема выводков на крыло. Определить наличие уток на болоте или озере можно по наплывам, то есть по дорожкам чистой воды, образовавшимся от передвижения кормящегося утиного выводка на водоеме, покрытом ряской. Утки делают сложный узор таких наплывов, сами же прячутся в зарослях травы по берегам. На кочках и на примятой траве у воды часто можно найти утиные перышки, что указывает на присутствие уток. Если заросли тростника труднодоступны, то приходится прислушиваться, не крякнет ли где матерая утка.
Одновременно с определением наличия уток знакомишься с характером охотничьих угодий — вот почему рекомендуется побывать разок-другой в том месте, где предполагается охота. При охоте с подхода необходимо знать, проходимы ли болота и озерки, нет ли в болотах трясин, в каких местах находятся броды и переходы через канавы и речки. Если озерки по берегам густо заросли кустами, то где и на какой стороне находятся подходы к воде и т.д. Знание места во много раз облегчит охоту.

Охота по утиным выводкам в августе месяце практикуется разными способами: с подхода с собакой и без собаки, с подъезда на лодке или челноке. Охота с подхода без собаки наиболее легкий способ. Кто из начинающих юных охотников не подкрадывался к плавающим уткам, скрываясь за кустами или кулигами тростника, кто не подползал на животе по открытому пространству луговины к небольшому болотцу, где среди кочек беззаботно кормился выводок крякв!
Взрослые охотники бродят по заросшим топким берегам озер и стреляют взлетающих уток. Эта охота приводит к потере большего числа подранков, да и не каждую убитую утку найдет охотник без собаки. К счастью, молодые, хотя и могущие летать утки любят затаиваться, и охотник без собаки поднимет на крыло далеко не всех уток, мимо которых ему доведется пройти.

Конечно, гораздо больше удовольствия охотнику принесет более правильная охота с собакой. Если последняя хорошо натаскана по утке, то в руки охотника попадет почти сто процентов застреленной им дичи и подранки не будут оставлены в добычу болотному луню или лисицам.

Для утиной охоты можно использовать легавых собак, приучив их подавать из воды убитую птицу в руки хозяину, а не просто выносить на ближайший иногда противоположный берег. Молодую собаку по второму полю, конечно, не следует пускать за утками, так как она научится срывать стойку и самостоятельно работать в высокой траве без команды охотника. Но легавая, прошедшая три, а лучше четыре поля, находящаяся «в руках» у охотника, абсолютно послушная после утиной охоты, с прежним успехом будет работать по красной дичи. Я знал старых сеттеров, которые хорошо работали по утке и по бекасу. Особенно хороши для этого континентальные легавые как курцхары (короткошерстные), так и дратхары (жесткошерстные). Они отличаются большой силой, что необходимо в трудных условиях работы в топких болотистых зарослях и камышах. С успехом применяют на этой охоте также спаниэлей, в особенности крупные породы этих собак; есть специальная порода водяных спаниэлей, которая выведена путем скрещения спаниэля с пуделем.

Для охоты на уток некоторые используют гончих, но это не рационально и в настоящее время даже запрещается. Гончие ходят по болоту широко, выгоняют уток из крепей вне выстрела и давят молодняк. Помимо этого, гончие, привыкая гонять птицу, гораздо хуже работают по зайцу. По уткам можно натаскать лайку, она будет поднимать уток из крепей, а также подавать из воды убитых и подранков.

Как уже говорилось выше, охота с собакой по уткам гораздо добычливее и интереснее. Для многих охотников полюбоваться работой своего питомца даже интереснее процесса стрельбы.

Мне приходилось охотиться с континентальной легавой в тундре. Холодная вода не останавливала ее, когда надо было подать упавшего в озеро чирка или чернеть. Однажды подраненный чирок нырнул перед носом плывущей за ним собаки. Было видно сквозь прозрачную воду, что чирок воткнулся головой в густые заросли водорослей. Собака, высмотрев его, сделала круг над этим местом, нырнула и появилась на поверхности воды с чирком в зубах. Иногда кряква затаится и близко подпустит к себе легавую, тогда последняя сделает стойку и охотнику удается сделать эффектный выстрел по утке, вырвавшейся из куртинки высокой травы. Когда появится необходимость взять скрадом уток, сидящих на открытой воде, хорошо выдрессированная собака должна тихо идти «у ноги» охотника и только по его приказанию подать стреляную птицу. Следует избегать охоты по уткам без собак в августе и сентябре.

Ближе к концу лета хорошие результаты дает охота на уток с подъезда в челноке или в лодке. Необходимым условием этого способа охоты будет наличие гребца, который управляется чаще всего одним кормовым веслом или шестом — пропешкой. Он направляет лодку туда, куда указывает ему охотник, помещающийся впереди гребца. Последний должен работать веслом бесшумно, тогда, объезжая куртины тростника, пробираясь по заросшим протокам озера, охотник неслышно приближается к кормящимся уткам, и они вылетают на вполне доступную для дробового ружья дистанцию.

Охотясь на уток с подъезда в лодке или челноке, часто приходится подъезжать к уткам по воде, заросшей более или менее густой растительностью — тростником, камышом, ситником. В некоторых случаях трава, поросшая на мелководье, может быть и не очень высока, но все же ее величины достаточно, чтобы скрыть кормящихся уток и не давать издалека заметить их подъезжающему на лодке охотнику. Лодка должна двигаться плавно и бесшумно. Часто приходится продвигаться на челноке в зарослях тростника, в этом случае лучше охотиться в ветреную погоду, тогда шум, производимый тростником от трения о борты челнока, не слышен уткам. Рекомендуют также обивать борта челнока

валиком из соломы, завернутой в мешковину. Охотник должен быть всегда готовым к взлету уток и к быстрой стрельбе. Стрельба уток с подъема не так уж трудна; если позволяют условия, можно выждать момент, когда утка переходит к горизонтальному полету, но это не всегда удается, можно и упустить подходящее положение птицы, тем более что время здесь измеряется долями секунды.

Стрельба с лодки труднее по сравнению со стрельбой на суше. Лодка или челнок должны быть устойчивыми, а охотник — осторожным, чтобы не опрокинуться в воду после выстрела. Обычно охотнику труднее стрелять в уток, взлетающих с правой стороны от лодки.

Труднее подъехать на челноке к уткам, сидящим на открытой воде. Эта охота практикуется главным образом с осени, когда утки оставляют заросшие растительностью болота и, собираясь стаями, держатся на больших озерах и реках. При этом способе охоты необходимо замаскировать челнок или лодку пучками сена, блеклой осенней травы или тростника. Одним словом, придать ей по внешнему виду некоторое сходство с кустом. Лодку надо маскировать материалом, не отличающимся резко по цвету от окружающей природы. Так, не следует пользоваться зелеными ветвями ели, когда кругом заросли пожелтевшего тростника. Подплывать к уткам надо не торопясь, без рывков и стука кормовым веслом. Охотник должен сидеть на носу, сохраняя полную неподвижность.

Что касается типа лодок и челноков, употребляемых на этой охоте, то следует заботиться об их устойчивости и проходимости в густых зарослях на озерах и реках. Во многих охотничьих районах выработались свои типы челноков и лодок.

Но и с челнока не всегда удается собрать всех убитых, а тем более раненых уток. Часто они падают в недоступные для челнока крепи или топкие места. И здесь неоценимую услугу может оказать хорошо выученная собака, она спокойно сидит в челноке до тех пор, пока хозяин не пошлет ее пробиться сквозь заросли и взять упавшую утку, в особенности, когда она еще трепещет крылом, азартная собака пробьется к ней в самых тяжелых условиях.
Молодые утки, поднявшиеся на крыло и в достаточной степени окрепшие, соединяются вместе со старыми в небольшие стаи. С этого времени они совершают суточные перелеты на кормежки. Тогда начинается охота на вечерних и утренних зорях, продолжающаяся до поздней осени. Как только садится солнце, утки поднимаются на крыло и летят либо на жнивье и поля, либо на кормные места, на мелкие озера и болота. Здесь они ночуют. Покормившись вечером и утром, они летят на открытую воду, на отмели или в безопасные места в зарослях по берегам озер и речных островов.

Многие охотники предпочитают стрельбу на утиных перелетах другим видам охоты на этих птиц. И действительно, стрельба очень быстро летящих в воздухе уток при вечернем освещении трудна. Если в середине августа утки летят при свете заходящего солнца, то, чем ближе к осени, тем позднее начинается лёт, проходящий иногда почти в темноте. Только по характерному свисту утиных крыльев удается уловить приближение стайки уток, и только в одном направлении в смутном отблеске зари удается уловить скользящие силуэты и выстрелить почти навскидку. Здесь требуются от охотника хорошие слух и зрение, умение быстро реагировать на кратковременное появление птиц в поле обстрела, верный выстрел хорошо бьющего ружья.

Лучшими вечерами для этого вида охоты считаются вечера, приходящиеся на полнолуние, в особенности если небо затянуто белыми облаками. На таком белом
«потолке» летящая утка видна несравненно лучше, стрелять значительно легче, а время охоты становится более продолжительным.
При этой охоте также весьма выгодно иметь хорошо обученную собаку, которая по приказанию охотника подает убитую птицу. Но она не должна бросаться вперед после каждого удачного или неудачного выстрела. Такая собака может только помешать охотнику.

Приходилось мне бить уток на перелетах на Рыбинском водохранилище, да и в других местах; помощниками моими были спаниэли. В серых вечерних сумерках упавшая на воду утка едва заметна, посланная собака быстро уплывает, исчезая во мгле и неожиданно из темноты появляется с уткой в зубах, Труднее приходилось моему маленькому, но очень сильному спаниэлю Мэджи, когда крупная сытая кряква падала в завалы стволов сухих деревьев, причудливо нагроможденных по берегам водоема. Собаке приходилось разыскивать битую утку верхним чутьем, пробираться среди переплетенных сучьев и затем вытаскивать тяжелую птицу, поднимаясь с ней на полузатопленные стволы деревьев. С наступлением темноты приходилось прекращать разыскивание убитых уток и приезжать туда на следующее утро. При свете дня можно было залюбоваться, как маленькая собака справлялась с подачей уток в тяжелых условиях затопленного мертвого леса.
Собаки, сидящие рядом с охотником, зачастую замечают летящих уток раньше его. По их поведению, по быстрому движению хвоста собаки, можно догадаться, что летят утки. На перелетах встречаются утки разных видов, но поля посещают главным образом кряквы. Все они летят определенными, более или менее постоянными, путями, поэтому для удачной охоты на перелете охотнику важен правильный выбор места. Определять это место лучше всего путем наблюдения, подметив более или менее постоянные пути лёта уток. Но надо иметь в виду, что утки могут отклоняться на перелетах от своего обычного пути. Такие изменения могут быть вызваны усиленной стрельбой накануне в местах, часто посещаемых охотниками. Строить шалаши на этой охоте не приходится, но замаскироваться следует, скрывшись до половины в кусте или в тростнике. Можно замаскироваться, натянув кусок старой рыболовной сети, укрепив на ней пучки сухой травы или ветвей тальника. В ясные вечера утки летят выше, в пасмурную погоду, в особенности в дождь, летят низко, почти над землей. В это время стрельба особенно трудна, так как не всегда бывает видна светлая полоска зари.

Необходимо учитывать возможность собрать убитых уток, упавших в заросли кустарников или в недоступное болото. Надо осмотреть место охоты, нет ли поблизости глубокой канавы или другого препятствия. Так как приходится стрелять в сумерках, то лучше заранее определить расстояния до кустов или группы тростника, деревца, чтобы не стрелять дальше 50 шагов.

Охотник, стоя на утином перелете, сохраняет неподвижность, так как утки замечают движение и сворачивают в сторону, не подлетая на выстрел.
Выбирая место засады, надо становиться так, чтобы смотреть на зорю. Более светлый участок неба позволяет дольше видеть силуэты пролетающих птиц.
К местам кормежки утки подлетают против ветра. Различные виды уток начинают лёт на вечерней зоре в разное время. Раньше всех летят чирки, затем широконоски и шилохвости, после них идут кряквы. Позже всех летят свиязи, их можно видеть или только слышать летящими в полной темноте. Нырковые утки — красноносые и красноголовые нырки, чернети не летят после захода солнца.
Настоящий лёт благородных уток в конце лета начинается после заката солнца и продолжается очень недолго.

Охота осенью

Осенью, как выше говорилось, продолжается стрельба уток на перелетах но одновременно применяют охоту с чучелами и подсадными утками по берегам больших озер и других водоемов. При этом способе охоты необходимо строить шалаш или скрадок какого-нибудь другого типа — ямку или при сыром грунте с подпочвенной водой вкопать в землю обрезанную бочку, в которой помещается охотник, замаскировавшись тальником, тростником и пр.
Необходимо высаживать больше десятка чучел, которые должны изображать птиц в летнем пере. В настоящее время легкие резиновые чучела позволяют переносить их в заплечном мешке в большом количестве. Неплохо иметь также и пару подсадных уток, можно и молодых, они начинают уже кричать достаточно часто и громко.

Шалаш делают открытым сверху, что дает возможность охотнику стрелять в пролетающие стаи и в одиночек. Осенью утки летают весь день, и поэтому можно сидеть в шалаше с надеждой на прилет уток от утра до вечера. Да и вечернюю зорю прихватить тут же. Помимо кряквы, которая задерживается у нас часто до заморозков, в конце осени летит морская утка: нырки, хохлатая чернеть и другие. При значительной доле терпения охотник-спортсмен может хорошо поохотиться, в особенности если он попадет во время сильного пролета. Последний осенью проходит очень быстро, всего за несколько дней. Конечно, добывать большое количество дичи имеет смысл только поздней осенью, когда наступает более или менее холодная погода и дичь можно сохранить. Летом добывать много уток не следует, так как в жаркие дни августа дичь портится в сумке охотника. В это время года надо потрошить уток немедленно после отстрела, удаляя кишечник через задний проход деревянным крючком.

В конце августа — начале сентября начинается охота на утиных дневках — «денниках», как говорят охотники. Основана она на том, что утки, где их, конечно, много, вечером улетают на жировку на хлебные поля, особенно охотно — на гречишные, а утром возвращаются на дневку на какое-нибудь облюбованное ими озерко или в редко посещаемый людьми уголок большого водоема. Случается, что на деннике скапливается колоссальное количество уток. Так, например, на р. Белой на небольших озерках встречались стаи в несколько сот штук.

Найти денник довольно сложно, иногда приходится посвятить поискам несколько дней, но зато, когда он найден, интересная охота обеспечена, если, конечно, она правильно организована.

Денник следует разыскивать на утренней заре в пойме реки, среди многочисленных озерков или на большом водоеме. Лучше всего забраться на стог сена или на отдельно стоящее дерево и с него наблюдать, в каком направлении после восхода солнца летят утиные стаи и отдельные утки (на денник они летят совершенно прямолинейно и сразу опускаются, не облетая, как обычно, вокруг водоема). Установив направление полета, можно отправиться на поиски. Идти (или ехать на лодке) надо очень осторожно, чтобы не разогнать уток с денника. Подойдя к водоему, надо остановиться и внимательно послушать, не обнаружат ли себя утки покрякиванием или характерным звуком шелушения, который производит утка клювом, собирая с воды ряску. Когда уток много, этот звук очень ясен. Если ничего не слышно, можно похлопать в ладоши или постучать веслом по борту лодки, тогда утки подымутся, но, если вы хорошо укрыты или попросту присели на землю, опустятся вновь.

Не обнаружив на озерке уток, идут к следующему в том же направлении, и так до тех пор, пока денник не будет найден.
Если с озера поднимется небольшая стайка уток, то делать шалаш на этом месте не стоит, так как, по всей вероятности, такая стайка возвращается с кормежки одновременно и стрелять придется не больше 2—3 раз. Если же поднимется 80—100 уток, то это уже хорошая дневка, на которой есть смысл посидеть.
Утки возвращаются с полей небольшими стайками, и прилет их будет продолжаться около часа.

Если охота предполагается на следующее утро, то надо осторожно, не распугивая птицу, уйти с водоема и вернуться для постановки шалаша после отлета уток на поля. Однако выбирать место для шалаша и строить его ночью, хотя бы и с фонарем, много труднее, чем днем. Поэтому целесообразнее, найдя денник и высмотрев, в каком месте скапливается больше всего уток, спугнуть птицу и построить шалаш шагах в 30 от этого места. Определить место наиболее густого скопления птицы можно по утиному пуху и перу, плавающему на воде, помятой осоке и многочисленным наплывам.

Материала для шалаша (тростник, камыш, ветки, хвощ и т.п.) сколько угодно — нужно только, чтобы он не выделялся на окружающей местности. Иногда приходится приносить или привозить его на лодке, чтобы не оголить место вокруг шалаша, а иногда, наоборот, следует несколько разрядить окружающий тростник в сторону предполагаемого обстрела, чтобы севшие на воду утки были ясно видны.

Построив шалаш, лучше всего не показываться на водоеме суток двое, чтобы спугнутые с дневки утки вернулись на облюбованное место. Садиться в шалаш надо до рассвета, пока утки еще кормятся на полях. После восхода солнца они начинают возвращаться, на водоем. Обычно приходится стрелять много и часто, поэтому патроны следует положить перед собой, чтобы можно было возможно скорее перезарядить ружье. Собирать убитую дичь надо после того, как прилет уток окончится. Дня через два можно посидеть в том же месте еще раз, но птицы будет уже много меньше, а после того утки окончательно отлетят на другую дневку.
Как сказано выше, осенью в средней полосе Европейской части Советского Союза появляются некоторые виды северных пролетных уток. Среди них нырковые — гоголи, турпаны, синьга, чернеть и др. Строго говоря, некоторые из этих уток не имеют большого интереса для охотника-спортсмена, так как мясо их часто имеет неприятный запах рыбы или ворвани и в пищу мало пригодно; в особенности плохое мясо у представителей отрядов гагар и поганок, этих птиц не следует убивать ради одного любопытства и интереса к удачному выстрелу. Но все же на некоторых нырковых уток существуют охота и разные способы их добывания. Обычно нырки в осеннее время держатся стайками на открытой воде больших озер, рек и взморья. Подъехать к ним на лодке трудно, но все же иногда удается приблизиться на выстрел из дробового ружья. Неопытные охотники стреляют нырков, но они успевают нырнуть раньше, чем долетит до них дробь, так как птицы видят вырвавшийся из ствола дым. Скрывшись под водой, нырки появляются вновь на поверхности воды где-нибудь поблизости. Опять следует выстрел, и картина повторяется; так можно безрезультатно расстрелять весь патронташ. Более опытные охотники после первого выстрела стараются как можно ближе подойти на лодке, пока птицы находятся под водой; как только они вынырнут, их можно заставить нырнуть опять, не стреляя. Подойдя насколько можно близко, стреляют птиц в тот момент, когда они только что появятся из воды.

На небольшом озере или неширокой реке можно добыть нырковых уток, применяя метод нагона. Один из охотников прячется на берегу, а другой, медленно передвигаясь на лодке или пешком по берегу, постепенно подгоняет нырков к засаде. Чаще всего нырки не поднимаются на крыло, а, ныряя, постепенно отплывают все дальше и дальше от приближающегося к ним человека.

Охота зимой

Охота на уток на зимовках не должна разрешаться после 1 января. Нарушение этого срока пагубно отзовется на численности птиц.
На зимовках уток стреляют на перелетах, когда они с моря летят на пресные водоемы или на рисовые и хлебные поля. На местах зимовок по берегам Каспия и в Закавказье охотятся на перелетах. Наиболее интенсивный лёт бывает утром и вечером. Картина этих перелетов в зимней обстановке необычна. Зимний солнечный день, кустарники одеты причудливыми шапками снега, кое-где стоят отдельные сверкающие инеем деревья. Сквозь ажур колючей ежевики блестит черная вода незамерзших полыней. Высоко в небе идут крупные ярко окрашенные «хохлуны» (красноносые нырки), они горят в лучах склоняющегося к горизонту солнца. Белоглазые нырки, по-местному черныши, парами или тройками проносятся над рекой, они высоко взмывают вверх при виде охотника, затаившегося в кустах.
Стрельба высоко идущих уток трудна, но все же легче попасть, чем найти и собрать убитых. Вот высоко в воздухе перевернулась утка. Сверкая крыльями на ослепительном южном солнце, она падает в белоснежную перину, прикрывающую колючие кусты. Хорошо, если она упала на чистом месте и если она мертво бита.
Раненая забьется в чащу, ее засыплет снегом, бывает очень трудно найти ее и достать из колючих кустов. Исцарапаешь руки, порвешь одежду, прежде чем возьмешь добычу из ощетинившихся ежевичников.

Если у охотника нет товарища на другой стороне реки, то всех птиц, упавших в камыши или в кусты ежевики, надо считать потерянными. Убитые или раненые утки пойдут в пищу шакалам, камышовым котам, болотным луням. Недаром последние все время пролетают над тростниками и незамерзшими участками реки.
Часто можно видеть лежащие на берегу остатки уток, около них запечатлелись на снегу следы взмахов крыльев, дравшихся из-за добычи луней. В другой раз увидишь цепочку следов шакала, ведущую в кусты, и там остатки недоеденного хохлуна — перья и кровавые пятна на снегу.
Уток, упавших на лед, можно взять только тогда, когда он достаточно крепок и выдерживает охотника. Упавших в воду уток собирают с челнока. Хотя лед у краев по берегам тонок, но требуются значительные усилия, чтобы пробить проход в нем и протолкнуть челнок к убитой птице. Утка, если она долго лежит, примерзает ко льду, и ее трудно оторвать шестом, приходится добираться как можно ближе и брать птицу руками.

При этой охоте много ценной добычи гибнет зря и труды охотников пропадают даром. Часто бывает так, что на глазах у охотника к убитой и лежащей на льду утке слетаются болотные луни и расклевывают ее, оставив только скелет да маховые перья.

В холодные зимы зимующей птице приходится очень трудно. Обычно в Закавказье в это время если и выпадает снег, то лежит недолго и быстро тает. В этих случаях местами сохраняется трава, и ею питаются дикие гуси, утки кормятся на пресных водоемах и на полях. В морозные и многоснежные зимы птицы страдают от бескормицы, поля покрыты снегом, а водоемы замерзают. В это время утки, в особенности кряквы, сильно худеют, их становится все меньше и меньше, в поисках тепла они отлетают дальше на юг, в Иран. Нырковые утки чувствуют себя несколько лучше, они добывают себе корм со дна незамерзших водоемов, кроме того, они питаются мелкой рыбешкой, моллюсками и другими животными, обитающими в воде. Красноносые нырки в это суровое время даже хорошо упитаны.
Очень худы в такие зимы лысухи, в то время как при нормальных, теплых, условиях зимовки они бывают очень жирны. Хотя они и ныряют, доставая корм, но, очевидно, все же основные их корма остаются скрытыми в тростниках под снегом. Птицы, питающиеся главным образом рыбой, — крохали, малые и большие бакланы, чувствуют себя достаточно хорошо, они сыты, да и охотники оставляют их в покое по причине невкусного, пахнувшего рыбой мяса. По сравнению с красноносым нырком гораздо хуже упитаны красноголовые и белоглазые нырки, питающиеся семенами водных и околоводных растений, оказавшимися скрытыми подо льдом.

В такие суровые зимы местные власти вводят дополнительные мероприятия в защиту зимующей дичи. Вводят норму отстрела на одного охотника, запрещается отстрел птиц около незамерзающих водоемов. Иначе уничтожается очень много птицы, которая бьется около открытых полыней и от голода теряет присущую ей осторожность.

В ноябре приходилось стрелять кряковых уток в Средней Азии на рисовых полях, также на водоемах в степи. На Кавказе зимой в декабре кряквы держатся на незамерзающих, теплых, ручьях. Охота применяется обычная, с подхода. Так как ключи бывают довольно широки и глубоки, представляя собой небольшую, но непереходимую речку, охоту лучше проводить вдвоем. Охотники идут по обоим берегам и собирают застреленных уток, каждый на своем берегу.
При стрельбе уток в разные сезоны необходимо пользоваться различными номерами дроби. Весной и поздней осенью, когда утки одеты плотным и густым пером, крякв следует стрелять дробью № 4, более мелкие виды — № 5. Летом на всех уток достаточно дроби № 6—8.
Хочется сказать несколько слов о стрельбе уток. Стреляя уток с подхода или с подъезда на подъеме, малоопытный охотник может ошибиться в определении расстояния. Крупная кряква, поднимающаяся в 100 шагах, может показаться ближе, чем на самом деле. Не следует стрелять на больших расстояниях, надеясь на счастливый случай, на то, что утку заденет и свалит случайная дробина. Самый лучший и верный выстрел на 40—50 шагов. Дальние выстрелы, в особенности по стаям, дают большой процент подранков, погибающих бесцельно.

Стрельба на перелетах по быстро летящим уткам трудна в том отношении, что требует от охотника быстрого прицела. Приходится брать большое упреждение и стрелять в то место, где еще нет птицы, туда, где она встретится с зарядом дроби. Это упреждение зависит от быстроты полета утки, от ее положения по отношению к охотнику и от расстояния до него. Чаще всего охотники при промахе или целятся в летящую утку, или берут слишком малое упреждение. Дробь пролетает позади летящей утки

При стрельбе уток без собаки на перелетах или с подъезда пропадает большое число подранков, забивающихся в траве и ныряющих в воду. Чтобы как-нибудь уменьшить их число, можно рекомендовать вторым выстрелом добивать птицу, когда она, падая, еще находится в воздухе.

Что касается выбора калибра ружья для стрельбы уток, среди охотников нет единого мнения. Нам кажется, что наиболее надежным будет ружье 12-го калибра, в особенности для осенней стрельбы на перелетах и с подъезда. Для летних охот можно пользоваться и более мелкими калибрами, многие охотники предпочитают ружья 20-го калибра, как более легкие и экономные в смысле расхода боеприпасов.